Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Статья о прародине славян

Только у себя ничего не написал о последней статье. В онлайн-формате - здесь (на англ.): https://discourse.elpub.ru/jour/article/view/380 .
Аннотация на русском:

Введение. Данная статья написана в развитие темы приложения лингвистических методов к историческим исследованиям, более конкретно: к исследованиям обстоятельств возникновения славянского этноса. Эти обстоятельства до настоящего времени не прояснены в той степени, которая не вызывала бы столкновений мнений, вплоть до противоположных. В частности, диапазон предположительных дат появления общеславянского языка разнится от 3-го тысячелетия до н. э. до середины 1-го тысячелетия н. э. В статье описана попытка сужения этого диапазона.

Методология и источники. Основным этноопределяющим признаком выбран общий язык: в древнерусском лексема ɪазыкъ означала и «народ», и «язык». Обычно общий язык, по О. Н. Трубачеву, является результатом конвергенции многих изначально различных диалектов. Поиск вероятного временного диапазона возникновения общеславянского языка был произведен при следующем допущении: фактором, консолидирующим диалекты в общеславянский язык («славянское койне»), являлись виды хозяйственной деятельности, охватывавшие некоторое множество племенных групп, включающее группу носителей собственно протославянского диалекта, которая инициировала эту деятельность.

Виды такой деятельности можно попытаться определить по древнейшим исконно славянским промышленным терминам. Далее, предполагая возможность миграций протославян с территории, где формировался общеславянский язык, на территорию, населяемую иноязычными племенами, мы произвели поиск заимствованных в славянские языки названий местной флоры и фауны, а также иноязычных топонимов; в языках этносов, живущих в настоящее время на территории формирования общеславянского языка, мы, соответственно, должны найти следы славянских названий местной флоры и фауны, а также славянских по происхождению топонимов.

Результаты и обсуждение. В результате изучения славянской лексики в ней обнаружены: а) общеславянские названия меди, свинца и серебра, т. е. металлов, одновременно встречающихся в Древней Европе исключительно на территории Балкано-Карпатской металлургической провинции 4-го тысячелетия до н. э.; б) исконно славянские по происхождению термины, относящиеся к горному делу и металлургии; в) исконно славянские названия сельскохозяйственных культур и ряда других растений с родиной в Восточном Средиземноморье и прилегающих территориях, а также названия сельхозинвентаря; г) финно-угорские заимствования названий североевропейских рыб и финно-угорские топонимы при отсутствии германских заимствований. В языках народов, живущих в Восточном Средиземноморье, обнаруживаются зоонимы, фитонимы и топонимы с неясной конечной этимологией, которые при внимательном рассмотрении могут быть объяснены как заимствования из диалектов протославянского языка.

Заключение. Совокупность приведенных лексических данных позволяет сделать вывод о локализации прародины славян в Восточном Средиземноморье. Этим данным не соответствует ни один из прочих индоевропейских языков, кроме балтийских. Это позволяет предполагать, в частности, что только протославяне и протобалты имели прямое отношение к Балкано-Карпатской металлургической провинции 4-го тысячелетия до н. э. и что языки соответствующих групп складывались на Балканах и в Восточном Средиземноморье именно в это время.

Чёлн

Время от времени встречаются интересные связи родных слов со словами весьма удалённых языков.
Вот и сейчас возникла идея проверить, нет ли связи между русским челном (слово общеславянское) и китайской джонкой.

Что касается ближайших аналогов рус. чёлн, их смотрим у Фасмера:
народн. чёлон, челно́к, укр. чо́вен, блр. чо́вен, др.-русск. чьлнъ, болг. чо́лнец, сербохорв. чу̑н, словен. čȏln, чеш. člun, слвц. čln, польск. диал. czóɫn м., в.-луж. čоɫm, н.-луж. соɫn; праслав. *čьlnъ родственно лит. kélmas "пень", лтш. cęl̂ms – то же, лит. kelnas "паром, рыб. челн", д.-в.-н. sсаlm "плавсредство", англос. helma "рукоять рулевого весла", ср.-нж.-нем. holm "перекладина", греч. σκαλμός "колышек".

Наиболее близкими к чёлн фонетически и семантически оказываются балтийские аналоги.

Теперь ищем в пиньинь словаре китайское 'лодка':
др.-кит. (Baxter–Sagart) *Cə.lo[n] (~цэлон), (Zhengzhang) *ɦljon (~хльон).
Происхождение древнекитайского слова туманно.
Сагарт объясняет древнекитайское 船 (др.-кит. *ɦljon) как именное производное глагола 沿 (др.-кит. *lon, “идти вниз по реке”). Это слово было общеупотребительным в западном Китае, позже распространилось в центральной и восточной области.
Альтернативным является произведение протосинотибетского корня из протомонкхмерского  *d₂lu(u)ŋ ~ *d₂l(u)əŋ "лодка", вероятно, производного из протомонкхмерского *luŋh ~ *luuŋh ~ *ləŋh “выкапывать”.

На фоне этих объяснений сравнение чёлон, чьлнъ и зап.-кит. *цэлон, *хльон выглядит интригующе привлекательным.

Суббота

Статья о субботе у Фасмера подробна и, практически, безукоризненна.

Единственный нюанс, который Фасмер учесть в его время не мог, это направление эволюции носовых гласных. Сейчас уже понятно, что европейские сочетания "гласный + носовой согласный" происходят из носовых гласных, а не наоборот. Ссылки на работы не предоставляю, ибо они суть сложное чтиво, а друг itanimull может упасть с дивана от этого (;-)), но отдельным сообщением позже разъясню, что и как, попроще, щас в цейтноте по работе.

По Фасмеру, старославянская форма сѫбота (начинающаяся на sǫ-) происходит из ср.-греч. реконструкции *σάμβατον  или из балканск.-лат. реконструкции *sambata (откуда рум. sâmbătă). Носовой согласный в греч. считается вторичным, в связи с семитской гипотезой происхождения названия дня через греч. σάββατα, мн. ч., к арам. šabbǝtā или др.-еврейск. šabbāt.

Опустим очевидные сложности в объяснении носового согласного в названии дня в ряде языков, но обратим внимание на несоответствие гипотезы сѫбота < *sambata (откуда рум. sâmbătă) реальному направлению эволюции носового гласного в паре ст.-слав. дѫбрава > рум. dumbrávă (как и в других случаях сравнения носового гласного в слав. с европ. сочетаниями "гласный + носовой согласный".
Альтернативное объяснение ст.-слав. сѫбота сведётся к двум материальным фактам:
- ст.-слав. сѫ- является приставкой в именных сложениях, обозначающей связь или соединение;
- значение корня бот-, входящего в рус. ботеть 'толстеть, жиреть', польск. botwieć 'толстеть', очевидно: 'жир'.
То есть, суббота - день с жирком :-).

Что касается слав. форм sobota, то они могут быть как заимствованными, так и результатом преобразования приставки sǫ- в - (как в болг. аналоге съ́бота). Объяснение -бб- в рус. суббота Фасмер объясняет верно: влиянием удвоения в ср.-лат. sabbatum и греч. σάββατα.

Таково моё субъективное мнение )).

Тунец, туне 'зря, напрасно, даром'

тунец

Также польск. tuńczyk – то же. По Фасмеру, заимствовано через нем. Thun (fisch) 'тунец' или непосредственно из ит. tonno от народнолат. thunnus из греч. θύννος – то же Исследование в др.-греч. возможных родственных θύννος обнаруживает θύνω 'бросаться, устремляться', что соответствует характеру движения тунцов. Таким образом, древнегреческая этимология кажется семантически безупречной. Однако дальнейшая этимология повисает в воздухе. Кроме того, θύνω встречается редко, только в имперфектной форме θῦνον (ст. "θύνω" в словаре Дворецкого) и имеет аналогично редкое предположительно родственное в др.-греч. θύω (только в формах ἔθῡο,. θῦον и ἔθῡσα), в то время как другие заведомо исконные άΐσσω, ἀφίημι, σεύω и др., имеющие те же значения 'бросаться, устремляться, метаться', встречаются в разнообразных формах и имеют развитую сеть родственных. Таким образом, скорее, θύνω < θύννος – то есть в отдельных случаях быстрое движение сравнивается с движением тунца, а не название тунца выводится из редко встречающейся лексемы.

Древний способ ловли тунца – глубоководной и очень крупной, до 700 кг, рыбы – на Средиземном море состоял в создании искусственных затонов с помощью сетей, перекрывающих пути движения тунца, в результате чего рыбы попадали в лабиринт и тупик, где их забивали острогой. В силу особенностей охоты древнее название тунца родственно рус. то́ня 'рыбачья сеть', др.-рус. тонɪа 'место рыбной ловли' (см. Срезн. III, 979, слав. родственные, по Фасмеру: словен. tȏnja 'глубокое место, лужа, болото', чеш. tůně – то же, польск. toń, tonia, н.-луж. toń 'бездонное место в воде, болоте'. Касательно колебаний [o] ~ [u] в корне, ср. с кознь ~ кузнец.
Ср. также с названиями тунца в др. языках: венг. tonhal 'тунец-рыба', голл. tonijn, ит. tonno, порт. atum, финск. tonnikala 'тунец-рыба', англ. tunny, tuna-fish 'тунец-рыба', датск. tunfisk  'тунец-рыба' - где в равной степени встречаются [o] и [u] в корне.

Таким образом, фонетически и морфологически, отношение тонɪа : тунец подобно отношению кознь : кузнец. От тунец морфологически безукоризненно производится тунеядец 'поедатель тунцов' (подобно змееяд, плотоядный, сыроядение). Семантический дрейф "рыба > бездельник" объясняется следующим образом: поймав одного большого тунца, семья могла надолго обеспечить себя провиантом, ничего не делая. Лексемы туне, втуне 'напрасно' и тунный 'праздный', не имеющие, по Фасмеру, объяснения, получают его, в результате, из тунеядец после смещения смысла последнего от 'дармоед' (то есть 'даром едящий') к 'бездельник', то есть 'праздный'.

С точки зрения исторических реалий, названия представителей средиземноморской флоры и фауны значимо часто имеют древнерусское происхождение (см. жираф, зебра и др.). Иными словами, в случае с заимствованием тунец из нем. Thun мы, вероятно, имеем дело с обратным заимствованием, поскольку дальнейшая этимология официально предполагаемого источника в виде греч. θύννος отсутствует, а этимология от тонɪа семантически, фонетически и морфологически прозрачна. Попутно получили объяснение "тёмные" туне, тунный.

Камин

камин

Заимствовано через нем. Kamin из лат. camīnus от греч. κάμινος "очаг" (Фасмер, ст. "камин", "ко́мин"). Из этого же источника – др.-франц. cheminee 'камин, дымоход', рус. ко́мин 'дымоход' и т.п. Др.-греч. κάμινος 'очаг, печь, горн (чаще для обжига керамики)' не имеет родственных в др.-греч. и не имеет общепринятой дальнейшей этимологии.
За неимением лучших предположений, Wiktionary допускает праславянский источник κάμινος, а именно, прототип рус. камень, (ст. "κάμινος"). В этом случае, камин оказывается результатом перезаимствования исходного слав. термина, сходного с каменка (возможно, потому что горны для обжига керамики делались из глины с примесью толчёного камня). Отметим совпадение ударений в каменка и κάμινος, чем оба слова отличаются от лат. camīnus с ударением на втором слоге, то есть от праславян первыми термин, скорее всего, заимствовали греки.

О связи камин и камень, думаю, догадывались многие и без Wiktionary.

Кальян

кальян (каль-ян)
Фасмер полагает заимствование рус. кальян  из тур. kaljan 'кальян'. Далее этимологию ведут к перс. قلیان [qalyān], якобы, в конечном счёте, из араб. āġlа 'кипеть'. Однако сами арабы называют кальян наргила или аргила, что восходит, видимо, к санскр. nārikela 'кокос' (кальян был изобретён в Индии), а не к араб. āġlа.  К тому же источнику восходят тур. nargile и болг. наргиле 'кальян'. Надо отметить, что в других слав. – собственные названия, не связанные с турецким, напр., слвц. vodná fajka.

Таким образом, совокупность фактов ставит арабско-персидско-турецкую цепочку источников: āġlа 'кипеть' - قلیان [qalyān] - kaljan 'кальян' - под серьёзное сомнение.

Более вероятна исходная форма корня [kal], от которого калить, раскалённый, плюс суффикс -ян-, как в бурьян, смутьян.
Кальян из калить – как бурьян из бурить 'бурно распространяться' (сходно толковал и Фасмер, ст. 'бурьян'), смутьян из смутить. Семантическая связь кальян и калить аналогична семантической связи значения курить - 'вдыхать табачный дым' - со значениями 'разжигать', 'дымить'.
Исходное русское название связано с наличием в кальяне раскалённых угольев. В новое время это название, пройдя персидскую и тюркскую языковую среду, было перезаимствовано в рус. (вернулось к языку-источнику). Лит. kaljanas – заимств. из рус.


(c) Этимология ряда лексем Средиземноморья, заимствованных в русский язык

Этногенез славян

В третьем номере журнала Universum. Филология и искусствоведение опубликовано исследование лингвистических данных, подтверждающее точку зрения О. Н. Трубачёва о южно-европейской прародине славян.
Ссылка на публикацию: http://7universum.com/ru/philology/archive/item/9087.

О древних контактах этнических групп (черновик)

После исследования базовых лексиконов древних языков на предмет вероятного сходства лексем разных языков друг с другом (не родства, а именно фонетического сходства) возник соблазн поиграть с географическим распределением носителей этих древних языков в некоторой древности, скажем, на стыке третьего и второго тысячелетий до н. э. С привлечением, конечно, данных об Y-гаплогруппах потомков этих носителей, куда уж без этого нам, дилетантам.

Первая итерация выглядит так.

Важным маркером территории можно считать лексему со значением 'лёд'. Она в языке может быть, теоретически, как исконной при постоянном проживании этноса в зоне замерзания водоёмов зимой, так и заимствованной – при миграциях из тёплых областей в более холодные. Среди ИЕ языков выделяется группа, в которой название льда, похоже, имеет общее происхождение с финно-угорскими названиями, ср. фин. jää, мокш. aej, венгр. jég, эст. jää, сев.-саам. jiekŋa, манси я̄ӈк, ханты йӛӈк и:
- пракельт. (кимр. 'лёд', iaen 'льдинка', ср.-корн. yeyn 'холодный'; ирл. oighear);
- арийск. (хинди yaḵẖa; осет. их [ix], ех [ex], перс. یخ [jax]);
- прагерм. (др.-норв. jaki 'льдина', jǫkull 'ледник'; гот. eis, др.-англ. īs, зап.-фриз. iis, голл. ijs, ниж.-н. Ies, нем. Eis, Danish, Swedish and Norwegian is);
- алб. akull (ср. с др.-норв. jǫkull 'ледник');
- хетт. ekan.
Collapse )!!протоэтносы-3-2-тысячелетияЖЖ

Из воспоминаний отца о Великой Отечественной (окончание)

(конец 1942 - начало 1944 - по ссылке)
...К концу дня 9 мая 1944 г. сопротивление врага было окончательно сломлено. Остатки его войск были сброшены в море. Страшная картина разрушений предстала перед нашими глазами. Это невозможно описать никакими словами - это надо было видеть.


Все войсковые подразделения, участвовавшие в штурме и освобож­дении Севастополя, получили почётное звание "Севастопольские". Наш дивизион получил новый номер - 25-й - и стал гвардейским Севасто­польским.

После месячного отдыха в г. Симферополе наш дивизион и ряд дру­гих подразделений были передислоцированы в район г. Витебска, а за­тем севернее - в Прибалтику.
Лесистые и болотистые места этого района боевых действий со­здавали особую обстановку. Приходилось гатить и выкладывать ство­лами деревьев десятки и сотни прифронтовых дорог, так как по ним даже лёгкие танки не могли пройти.

Осень 1944 г. выдалась особенно мокрой. Особенно страшны ста­ли болота. С дорог поэтому сворачивать было нельзя при транспортиров­ке боеприпасов, снаряжения, продовольствия; сами же дороги преврати­лись в сплошное месиво. Понимая это, враг держал под систематическим обстрелом все прифронтовые коммуникации. Поэтому приходилось прокла­дывать новые пути перемещения войск, выкладывая их сплошным деревян­ным настилом. Авиация здесь беспокоила меньше: мешала сплошная низ­кая облачность.

К Восточной Пруссии - логову прусского милитаризма - мы подошли к концу января 1945 г., а к концу февраля был обложен со всех сторон г. Кенигсберг. В этом районе боевых действий нашему дивизиону при­шлось вести разведку в особо сложных условиях. Во-первых, суровая зи­ма затрудняла смены позиций /всю технику нужно было зарывать в зем­лю из-за опасности поражения, а мороженая земля - это твердь, труд­но поддающаяся даже лому/. Во-вторых, оборонительные линии, как нигде в других местах, опирались на форты - долговременные бетонированные стационарные оборонительные пункты, снабжённые мощнейшими артилерий­скими средствами крупного калибра. Всё это позволяло противнику быть долгое время неуязвимым и вести мощный артилерийский обстрел. Опира­ясь на эти форты и другие оборонительные сооружения, противник рас­считывал надолго задержаться в этом укрепрайоне, угрожая нашим ар­миям, продвигавшимся южнее далеко на запад - к Берлину.

Однако, этим надеждам сбыться было не суждено. Объединёнными усилиями наших армий в период с 5 по 9 апреля 1945 г. крепость Кёниг­сберг пала. Я ходил ночью 9 апреля по горящему Кёнигсбергу и ликовал: Ленинград и Севастополь были отомщены.

Штурмом Кёнигсберга Великая Отечественная война для нашего диви­зиона, в том числе и для меня, была завершена. А 9 мая 1945 г. весь дивизион, получив известие о капитуляции фашистского рейха, вышел из домов в местечке Георгенау /под Кёнигсбергом/, давая салют нашей по­беде из всех видов оружия, имевшихся в нашем распоряжении. Мы обни­мались, целовались, палили в воздух, танцевали. Зрелище было неопи­суемым. А ещё потому, что было 2 часа ночи.

С ДНЁМ ПОБЕДЫ!

Нестор прав

"По смешении же народов Бог ветром великим разрушил столп; и находятся остатки его между Ассирией и Вавилоном, и имеют в высоту и в ширину 5433 локтя, и много лет сохраняются эти остатки.

По разрушении же столпа и по разделении народов взяли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама – южные страны, Иафетовы же взяли запад и северные страны. От этих же 70 и 2 язык произошел и народ славянский, от племени Иафета – так называемые норики, которые и есть славяне.

Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели."

Очередная группа доводов за формирование протославянского языка на Балканах и в Восточном Средиземноморье (к северо-западу от Вавилона):
http://7universum.com/pdf/philology/11-12(57)/Telezhko.pdf