George Telezhko (yurate1) wrote,
George Telezhko
yurate1

Category:

Кто называл африканских зверей?

Как в Европе называют наиболее "популярных" африканских зверей: верблюда, слона, жирафа, зебру, льва, крокодила? Составим карту названий.

африканские звери


Столбец с названиями верблюда показывает заметное единообразие по группам языков: алтайские deve и родственные (венгерский примкнул к ним), индоиранские шутур и родственные, славянские верблюд и родственные и блок, включающий романские, германские, африканские, древнегреческое, арабское и чеченское названия верблюда. В стороне оказались только исландское и готское названия, которые, как считают лингвисты, произошли от перепутывания верблюда со слоном, а также литовское, образованное своими средствами.

Интересно выделить из всех этих названий такие, у которых есть родственные в том же языке. Например, обозначение верблюда словом Kamel в немецком не имеет никакого смысла, а в арабском слово джамаль "верблюд" может быть связанным со словом хамаля "нести" (то же касается и древнееврейского gamal). Можно предполагать, что все кэмелы являются древнесемитскими заимствованиями. Славянские слова, родственные рус. верблюд, восходят к сочетанию вельблудъ "многоблуждающий", подобно слову вельможа "многомогущий". То есть тоже имеют смысл и тоже могут иметь древнее – праславянское – происхождение, вопреки мнению Фасмера, что вельблудъ произведён из готского ulbandus. Литовское слово со значением "спиногорбый" не может быть древним, поскольку не является общебалтским: в Латвии верблюд – kamielis, семитское заимствование через германцев или латинов.

Заимствование семитского слова в северные и южные, по отношению к семитам, языки не должно вызывать удивления: ареал верблюдов совпадает с ареалом расселения древних семитов, им и карты в руки. Свои наименования у индоиранцев и алтайцев могли получиться по причине их независимого знакомства с "кораблём пустыни". А вот откуда у славян единообразное наименование для далёкого животного, надо разбираться.

В столбце с названиями слона эти названия снова дифференцируются по группам языков, как и в столбце с названиями верблюда. За одним существенным исключением: в языках кхоса и языках группы банту названия явно родственны, но уже не связаны с арабским языком: носители этих языков знали слона сами.

В прочих европейских языках, кроме исландского, слова со значением "слон" образуют цепочку заимствований из греческого, то есть возникли в эпоху формирования Римской империи, не ранее второй половины 1 тысячелетия до н.э. Исландский язык снова отличился: вместо ожидаемого заимствования слова elephantus из латинского, подобно прочим германцам, исландцы используют название, родственное тюркским, иранским и арабскому названию. Может, и в самом деле, пришли с Одином из Страны Турок, как писал Снорри Стурлуссон в 12 веке, и принесли арабско-тюркское название?

У славян название слона опять имеет общеславянское происхождение и славянскую же этимологию: слово слон родственно слову лоно и семантически сближается с белорусскими словами лонi "охапка", улонкi "та часть руки, на которой носят ребенка", польск. ɫonisty "вздутый, выпуклый, складчатый", в.-луж., н.-луж. ɫоnо "лоно, охапка". Слон – и толстый, и обхватывающий. Важно отметить, что славянские слова со значением "слон" родственны друг другу, а латышское и литовское – нет. Эти факты говорят о сравнительно большей древности славянских слов, нежели литовского, в силу того, что литовское слово, как и слово, обозначающее верблюда, не является общебалтским. Латышское слово явно является заимствованием из слав., а литовское слово сближается с эпитетами "толстый, неуклюжий" в литовском же языке.

В столбце с названиями жирафа вышерассмотренная ситуация обостряется: жираф единообразно назван в языках всех групп, кроме древнегреческого (любопытно, что в таджикском есть калька шутурпаланг с древнегреческого камелопарда – "верблюдобарса"), кхоса и двух языков группы банту (в шона и суахили названия жирафа имеют общее происхождение). Единообразие наименований жирафа в большинстве языков разных языковых семей парадоксальным образом сочетается с тем, что ни в одном из этих языков эти наименования не имеют смысла. Поэтому Дугласу Харперу ничего не остаётся, как написать, что всё пошло от арабов (просто они ближе к жирафам), а арабы взяли своё zurāfа из неизвестного африканского языка.

Можно ли найти альтернативу этому объяснению? Думаю, что да, но альтернативное объяснение окажется, предупреждаю, довольно неожиданным. Вспомним этимологическую справку Фасмера о слове журавль:

"др.-русск. жеравль, часто (ср. еще Котошихин 96), цслав. жеравль, болг. же́рав (Младенов 166), сербохорв. же̏ра̑в, ждра̑љ, словен. žerjàv, род. -áva, чеш. žeráv, jeřáb, польск. żóraw, в.-луж. žеrаw, žоrаw, н.-луж. žоrаwа"

Жеравль / жерав, скорее всего, образован от жерело "горло", жор, подобно корабль – от коробъ, кора; голавль – от голова, голый; орава – от орити; держава – от держати. Сравните сербские ждра̑љ "журавль", ждѐрати "жрать" и ждр́ло "жерло". Журавль – горластый. Но чем жираф хуже? По этой гипотезе предок слова жираф означал, как и предок слова журавль, "горластое, длинношеее животное" и был праславянским по происхождению, поскольку слова со значениями "горло", "журавль" и "жираф" в прочих языках родства не выказывают. Другое дело, что будучи праславянским по происхождению, это слово было однажды забыто и вернулось в русский язык в виде перезаимствования из французского. Как слова грунт и стерлядь, к примеру, – вернулись из немецкого.

Слова со значением "зебра" я не стал выписывать в таблицу. Зебры водятся там же, где и жирафы, и прошу поверить – с их названиями примерно та же картина, как и с названиями жирафа: практически во всех европейских языках имеется одно и то же заимствование, но из какого языка – никто не знает. Фасмер считает, что из диалекта бунда (Ангола), где есть слово zerba. Трубачёв ссылается на мнение о слове-источнике zephirus. Д. Харпер предполагает, что слово zebra происходит от лат. equiferus "дикая лошадь" – здесь впервые появляется смысл. В русском языке есть родственные друг другу слова: жаба (имеет в диал. и значение "рот"), жабры / зебры "жабры, челюсти". У лошадиных, как известно, большие и сильные челюсти: зебра может ухватить зубами одиночную гиену и удерживать, пока не забьёт копытами; человека с массивной челюстью часто сравнивают с лошадью. Я бы сказал, что смысл в этой этимологии тоже может быть, тем более, что и Фасмер допускает аналогичную связь между зубр и зуб. Да и акцент в названии родственного подотряда, куда и зубр входит, на челюстях: "жвачные". В южноафриканских языках свои и разные названия зебры, как и в случае с названиями жирафа. В шона – mbizí, в сетсвана - pitse ya naga, в суахили - punda milia (все из группы банту, в первых двух языках можно увидеть намёк на родство названий друг с другом, но не с европейскими названиями).

Посмотрим на столбец с наименованиями льва. Африканские языки группы банту называют его особым словом, давшим имя королю-льву Симбе. В иранских и тюркских языках некоторая сумятица: где-то лев называется шером/широм, как тигр в "Маугли", где-то – арсланом и близкими по звучанию словами. Арабский лев стоит особняком – асад. В древнегреческом, германских (кроме немецкого), романских (кроме латинского), ирландском и мальтийском названиях присутствует звук [n]. А в родственных последним немецком, кимрском и славянских названиях присутствует губной звук ([w] или [v]) в конце основы. Откуда он взялся?

А он, оказывается, появился ещё в аккадском названии льва – lābum. Аккадский язык существовал до 1 тысячелетия до н.э., превращаясь последовательно в старо-, средне- и нововавилонский диалекты. Если сравнить аккадское название с названиями льва в сербском и лужицких языках (лав и law), а затем – с германскими и романскими названиями, то возникнет впечатление, что именно славяне с древними вавилонянами первыми поименовали льва. Однако вот что по этому поводу писал М. Фасмер (я опускаю, для удобства чтения, библиографические подробности):

"Заимств. из д.-в.-н. lёwo от лат. lеō, греч. λέων... Источник этого слова, вероятно, надо искать в семит... При устном заимствовании в результате фонетических изменений ожидалось бы русск. *лёв. По-видимому, мы имеем здесь дело с книжным заимств... Гот. происхождение слав. слов недоказуемо,.. тем более что гот. *liwа не засвидетельствовано. Предположение о фрак.-иллир. посредничестве тоже висит в воздухе... Не обоснована и гипотеза о двух различных первонач. заимствованиях – *lьvъ и *lеvъ. Доказанной можно считать только первую форму... Отсюда собств. Лев (моск. произношение: Лёв), уменьш. Лёва, Лёля, калька греч. собств. Λέων..."

Семитский источник – аккадский язык является единственным восточно-семитским языком – мы обнаружили благодаря книге Когана и Лёзова "Аккадский язык". Здесь у нас с Фасмером разногласий нет. А дальше у Фасмера начинаются трудности – никак не найти язык-посредник, который бы породил в славянских языках известные формы. Мы же рискнём предположить, что посредника не было, да и заимствование не было книжным, если оно было вообще. Возможно, аккадская форма породила все прочие славянские формы (или родилась вместе с праславянскими), а древневерхненемецкая, с [ё] в корне, оказала влияние на русск. Лёва. Откуда такая смелость? Да вот только что мы видели, что название жирафа имеет смысл, только если оно произведено в праславянском языке, названия слона и верблюда являются праславянскими – одно к одному складывается!

Остался у нас не разобранным только крокодил. О крокодиле известно, что его так называл Геродот после своего путешествия к Нилу. Это название распространилось по всем европейским языкам, будто бы, без исключения. Д. Харпер в своём этимологическом словаре английской лексики пишет:

"crocodile, restored spelling of Middle English cokedrille, kokedrille (c.1300), from Medieval Latin cocodrillus, from Latin crocodilus, from Greek krokodilos, word applied by Herodotus to the crocodile of the Nile, apparently due to its basking habits, from kroke "pebbles" + drilos "worm."

То есть геродотовский κροκόδειλος "ящерица, крокодил", на самом деле, – κρόκη "галька" + δρῖλος "дождевой червь"? Кстати, почему бы его Геродоту тогда так и не назвать - κρόκηδρῖλος? Звук [r] в романских названиях крокодила более похож на звук, придуманный греческой народной этимологией, чем на исконный: у Геродота его нет, а дождевой червяк на крокодила всё-таки не очень похож. Скорее крокодил похож на дракона, есть же такое слово в древнегреческом, и мог бы он быть "крокодраком" – "галечным драконом". Но не стал.

Вот что ещё странно. Уже упомянутый аккадский язык, как оказалось, имеет считанные единицы заимствований из древнеегипетского языка. В том числе, было заимствовано и название крокодила: младовавилонск. namsuḫu "крокодил" получен из егип. nЗ mzḥ-w. Namzuhu – это не krokodilos. Откуда же Геродот взял своё слово, если только это не его собственный экстракреатив? Смотрим на древнерусское название – коркодилъ. Каким-то образом древние русские произвели своё слово из греческого или латинского, поменяв порядок гласного [o] и плавного согласного [r] в обратную сторону по отношению к пресловутой "праславянской метатезе плавных". Ожидалось бы, как в "город" или "град", то есть корокодилъ или кракодилъ, но никак не коркодилъ. А в тексте 15 века я обнаружил написание крокодила через "ять":

"Якоже приде на рѣку, и не могыи прелѣсти, преклони колѣнѣ свои, и приде коркодѣлъ и взятъ и́, и пренесе и́ на онъ полъ рѣкы". Прол. БАН-II, 109 об. (XV в)

Возможно, "коркодел" – это народная этимология непонятного зверя "крокодилуса", не стану настаивать. Но странностей с названиями африканских зверей у нас накопилось и без того много, к тому же у нас в запасе есть ещё и ящер, общеславянское по происхождению слово, которым пока не ясно, кого звали праславяне. Мы только про своих маленьких ящериц знаем.

В иранских, тюркских и африканских языках с названиями крокодила полный разнобой: почти в каждом языке своё название.

Вернёмся к верблюду, с которого начали. Да, арабская этимология прочих "верблюдов" с источником в виде хамаля "нести", начиная от др.-евр. gamal и кончая английским camel, выглядит правдоподобной. Но в силу вышеперечисленных праславянско-африканских странностей, правдоподобной может оказаться и славянская этимология с источником в виде слов со значением "комолый", то есть "безрогий"; далее ниточка идёт к слову ком. Звук [k] присутствует в др.-польск. kоmоɫу, звук [g] присутствует в польском gomoɫy "безрогий, комолый". Достоверная связь рус. коло "колесо" и др.-евр. galgal "колесо" (с удвоением корня) говорит в пользу связи рус. комолый и др.-евр. gamal, с теми же фонетическими соответствиями "к - г" и "о - а". Ну и попутно, раз мы увидели колебания "к - г" в словах со значением "комолый", то можно допустить, что гомон - это крик комоней, ржание то есть.

Были ли предки славян на севере Африки, называли ли там зверей и когда были, если были, – вопрос интересный.
Tags: славяне, этимология
Subscribe

  • Статья о прародине славян

    Только у себя ничего не написал о последней статье. В онлайн-формате - здесь (на англ.): https://discourse.elpub.ru/jour/article/view/380 .…

  • Чёлн

    Время от времени встречаются интересные связи родных слов со словами весьма удалённых языков. Вот и сейчас возникла идея проверить, нет ли связи…

  • Суббота

    Статья о субботе у Фасмера подробна и, практически, безукоризненна. Единственный нюанс, который Фасмер учесть в его время не мог, это направление…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • Статья о прародине славян

    Только у себя ничего не написал о последней статье. В онлайн-формате - здесь (на англ.): https://discourse.elpub.ru/jour/article/view/380 .…

  • Чёлн

    Время от времени встречаются интересные связи родных слов со словами весьма удалённых языков. Вот и сейчас возникла идея проверить, нет ли связи…

  • Суббота

    Статья о субботе у Фасмера подробна и, практически, безукоризненна. Единственный нюанс, который Фасмер учесть в его время не мог, это направление…