George Telezhko (yurate1) wrote,
George Telezhko
yurate1

Categories:

В дополнение к мифу о "праславянской метатезе плавных"

Праславянскому языку приписывается явление так называемой метатезы плавных, которая состоит, в частности, в перестановке начального гласного и последующего "плавного" согласного ([r] или [l]):
- слова раб, ребёнок, работа считаются происходящими от индоевропейского (далее - ИЕ) *orbhos методом перестановки [o] и [r]; примеры слов без перестановки, как бы более близких к ИЕ языку - гот. arbaiÞs "нужда", древневерхненемецкое (д.-в.-н.) аr(а)bеit ж. "работа, тягота, нужда";
- слово ровный считается происходящим от праславянского *оrvьnъ, производного от *оrvо-; единственный у Фасмера пример "без перестановки" - др.-прусск. arwis "настоящий, определенный";
- слово рост считается происходящим от праславянского *orstъ, (по Фасмеру, "скорее всего, из *ord-to-, родственного лат. arduus "высокий, крутой", галльск. ardu̯o-, ирл. аrd "высокий, большой", авест. ǝrǝδva- "прямой"); авестийское слово, вообще, выглядит родственным др.-греч. ὀρθός "прямой, правильный" и фонетически, и семантически;
- слово лакать считается происходящим от праславянского праслав. *olkati; примеры "без перестановок": ст.-слав. алкати (наряду с лакати), лит. álkti "голодать, жаждать", лтш. al̂kt "испытывать голод, изнывать от тоски", др.-прусск. alkīns "трезвый, тощий", лит. álkanas "голодный", д.-в.-н. ilgi "голод, нужда";
- слово лодья считается происходящим от праславянского *oldī; примеры "без перестановок" - ст.-слав алъдии (наряду с ладии) лит. aldijà, eldijà "челн", праскандинавское *aldōn- "корыто"; при этом Фасмер пишет, что от др.-рус. лодья происходят ср.-нж.-нем. loddie, loddige "грузовое судно", прибалт.-нем. Lodje и все скандинавские ладьи, в дополнение к скандинавским же "бесперестановочным" корытам-алдонам: шв. lodja, датск.-норв. lodje;
- слово лось считается происходящим от праславянского *olsь, родственного др.-исл. elgr (*algi-), англос. еоlh (*еlhа-), д.-в.-н. ёlаhо "лось", лат. аlсēs (у Цезаря), греч. ἄλκη
и т.д. и т.п. (подробнее - в http://www.neizvestniy-geniy.ru/cat/literature/istor/1026061.html?author).

Однако русские слова рок, рог, рад, лог, по Фасмеру, не испытали метатезы, а такими и родились. Как это могло получиться? Скорее всего, потому, что у этих слов нет "эталонных бесперестановочных" германских или балтских родственников типа "орк", "орг", "ард" и "олг", которых мы видели среди приведённых примеров. Кроме того, все обратили, наверное, внимание, что в старославянском языке формы "с метатезой" ходили наряду с "эталонными": алкати и лакати, алъдии и ладии.

Как бы всё-таки убедиться в состоятельности гипотезы о праславянской метатезе или опровергнуть её?

Для начала неплохо бы понять причину этого явления. Мне кажется очевидным, что всякое массовое явление в фонетике языка происходит тогда, когда по каким-то причинам способ произношения, принятый в другом языке, оказывается неудобным в этом языке. А произносить надо. Например, когда мы произносим китайские имена или названия (тот же Пекин, к примеру), мы их произносим одинаково [pikin], но отнюдь не по правилам произношения какого-либо из китайских диалектов.

В славянских языках когда-то "включился закон открытого слога", так считается. Это значит, что у славян возникла потребность "переделывать" закрытые слоги в открытые. Тогда понятно, что праславянский *олсь должен был стать лосём, а *олди - стать лодьёй. Но мотива для такой переделки внутри праславянского языка я не могу представить. Вот если бы праславяне заимствовали у скандинавов *алдон и *алги и переделали в ладии (наряду с алъдии) и в лося, это было бы понятно - неудобны нам, типа, закрытые слоги. Но с лодьями-то было наоборот. У скандинавов *алдон значил "корыто", а лодью они сами заимствовали из древнерусского.

Ну хорошо, а если слова шли в другом направлении, то что могло бы побудить переделывать работу в Arbeit и т.п.? Мне известна только одна причина: неудобство произношения [r] и [l] в начале слов. Что-то надо добавить в начало таких слов "для разгона", какой-нибудь гласный.

Известно, что начале исконно-тюркских слов не встречаются l, r, n, š, z. Им должен предшествовать какой-нибудь гласный. Если мы вспомним, что, по множеству лингвистических параметров, германские языки - пришельцы с юга, то влияние тюркского субстрата, адстрата или суперстрата на германские языки, хотя бы в части начальных [r] и [l], не покажется чем-то невероятным (подробнее о южных влияниях на германские языки см. "Предки германцев и их соседи"). Если к этому добавить, что носители старославянского жили на территории нынешней Болгарии, то есть недалеко от ареала тюркоязычных народов, то и появление в старославянском слов алъдии и алкати, (наряду с ладии и лакати!) перестанет казаться подозрительным.

Хотелось бы найти ещё что-нибудь в подтверждение.

Для вокализма большинства тюркских языков характерен сингармонизм (уподобление гласных в пределах одного слова) по ряду и огубленности; сингармонистическая система реконструируется и для пратюркского. А в германских языках есть то же самое (хотя и не столь последовательно, как в тюркских языках), и оно обозначается/называется "умлаут" - буковкой A, O или U с двумя точками сверху - и состоит в превращении гласного заднего ряда в гласный переднего ряда, если далее последует слог с гласным переднего ряда: Mann [mann] > Männer [menner].

Этого уже достаточно, чтобы не отбрасывать возможность влияния тюркской фонетики на германскую (о балтской - должен быть отдельный разговор) в период становления прагерманского языка где-то в Малой Азии или Закавказье. Включая и добавление гласного перед [r] и [l] "для разбега".
Tags: германцы, славяне, тюрки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments