George Telezhko (yurate1) wrote,
George Telezhko
yurate1

Categories:

Племена, соседствующие со скифами, по Геродоту

Предлагаю внимательно перечитать книгу 4 "Истории" Геродота, описывающей, в частности, население Скифии и окрестных земель по состоянию на 6 - 5 вв до н.э. (период от похода Дария на скифов до путешествий Геродота по скифским землям).
Отметим, что пик скифской экспансии уже прошёл, но до походов Александра Македонского ещё далеко, и сарматы ещё только начали своё движение, заняв север Кавказа и междуречье Волги и Дона и войдя в контакт с финно-угорскими племенами Поволжья.

Геродот о населении междуречья Днепра (Борисфена) и Южного Буга (Гипаниса) пишет следующее (будем последовательно изучать описания отдельных племён):
"17. Ближе всего от торговой гавани борисфенитов (а она лежит приблизительно в середине всей припонтийской земли скифов) обитают каллипиды – эллинские скифы; за ними идет другое племя под названием ализоны. Они наряду с каллипидами ведут одинаковый образ жизни с остальными скифами, однако, сеют и питаются хлебом, луком, чесноком, чечевицей и просом. Севернее ализонов живут скифы земледельцы. Они сеют зерно не для собственного пропитания, а на продажу. Наконец, еще выше их живут невры, а севернее невров, насколько я знаю, идет уже безлюдная пустыня. Это – племена по реке Гипанису к западу от Борисфена."

Запомним, что невры обитали к северу от скифских народов междуречья Южного Буга (Гипаниса) и Днепра (Борисфена) и севернее невров Геродот не знал никого. Южную границу племени невров (тем самым, и северную границу скифов-земледельцев) Геродот определяет так:
"51. Итак, Истр – первая река Скифии, за ней идет Тирас. Последний начинается на севере и вытекает из большого озера на границе Скифии и земли невров . В устье этой реки живут эллины, называемые тиритами..."
Таким образом, невры обитали к северу от истока Тираса (Днестра), 49 градусов северной широты.

"18. За Борисфеном же со стороны моря сначала простирается Гилея, а на север от нее живут скифы земледельцы. Их эллины, живущие на реке Гипанис, называют борисфенитами, а сами себя эти эллины зовут ольвиополитами. Эти земледельцы скифы занимают область на три дня пути к востоку до реки Пантикапа, а к северу – на одиннадцать дней плавания вверх по Борисфену. Выше их далеко тянется пустыня. За пустыней живут андрофаги – особое, но отнюдь не скифское племя. А к северу простирается настоящая пустыня, и никаких людей там, насколько мне известно, больше нет."
"106. Среди всех племен самые дикие нравы у андрофагов . Они не знают ни судов, ни законов и являются кочевниками. Одежду носят подобную скифской, но язык у них особый. Это единственное племя людоедов в той стране."

Теперь Геродот описывает население левобережья Днепра. Положение Пантикапы многократно обсуждалось историками, моё внимание привлекло отождествление Пантикапы с Ворсклой, обоснованное Владимиром Репиным в анализе "Геродот, Рыбаков и рыбы. Пантикапа" на www.proza.ru:
"Поиск местоположения Пантикапы начнем с того пункта наших условий, в котором есть точные цифровые показатели расстояний, с пункта 4. Земля скифов-кочевников кончалась у Танаиса; отсюда до Пантикапы было 14 дней пути, или 500 км…
Остается последнее условие: ". Работа Г.Т.Ковпаненко по изучению скифских памятников на Ворскле привела к выводу, что эти древности представляют собой «как бы остров правобережной раннескифской культуры, оказавшейся начиная с VI в. до н.э. в окружении племен с культурой посульско-донецкого типа». Колонизация с правого берега в угол между Борисфеном и Пантикапой началась еще в VIII — VII вв. до н.э.
…Итак, всем условиям, которым должна удовлетворять геродотовская Пантикапа, вполне удовлетворяет Ворскла, пограничная река земледельцев и кочевников, упомянутая Геродотом после Борисфена потому, что она течет восточнее Днепра.
Вопрос о Танаисе, частично уже рассмотренный в начале этого раздела, может быть уточнен на основе только что рассмотренных данных. Допустим, что Танаисом назван у Геродота Дон в его современном понимании. У Танаиса кончается земля скифов: «по ту сторону Танаиса нет более Скифии».
Радиусом в 14 дней пути (504 км) опишем дугу из излучины Дона у станицы Качалинской. Дуга эта пройдет юго-восточнее Харькова на Изюм и на юге дойдет до современного Жданова. Весь бассейн Днепра окажется вне этой дуги, чем и решается вопрос о Танаисе и притоке Борисфена Пантикапе. Дон слишком далеко отстоит на восток от Днепра, тогда как путь в 14 дней от притока Днепра Ворсклы совершенно точно приводит к самой отдаленной излучине Северского Донца близ его впадения в Дон. Здесь-то и проходила восточная граница Скифии."
И ещё:
"...между Пантикапой и Борисфеном в образуемом ими прямом углу должны обитать такие же скифы-земледельцы, как и живущие выше по Борисфену на 10–11 дней плавания, т.е. подобные населению Киевской археологической группы борисфенитов..."

Проверим северную границу области обитания скифов-земледельцев по В. Репину – это нынешнее положение Киева, которое (50 градусов северной широты) практически совпадает с широтой истока Тираса (Днестра), южной границей расселения невров. Два – ноль в пользу этого положения северной границы скифов-земледельцев.

Вернёмся к фрагменту 18 у Геродота. Выше области приднепровских скифов-земледельцев, то есть севернее Герра, располагалась большая пустыня, за которой живёт НЕ скифское племя андрофагов, говорящее НЕ по-скифски, но одевающееся по-скифски. К сожалению, у Геродота не было данных о протяжённости этой пустыни, но мы хотя бы можем вывести из данных Геродота, что андрофаги не жили в непосредственной близости от Скифии. А если под пустыней Геродот понимал малозаселённые заболоченные места в бассейне Припяти – на юге нынешней Беларуси, то андрофагам достаётся для обитания область в верховьях Днепра.

Между Борисфеном (Днепром) и Танаисом (Доном) Геродот упоминает три реки, которые надо пересечь при движении с запада на восток, это Пантикапа, Гипакирис и Герр:
"54. Таковы мои сведения об этих реках. За ними следует пятая река под названием Пантикап. Течет она также с севера и из озера. Между ней и Борисфеном обитают скифы земледельцы. Пантикап протекает через Гилею, а затем, минуя ее, сливается с Борисфеном.
55. Шестая река – Гипакирис берет начало из озера, пересекает область скифов кочевников и затем впадает в море у города Каркинитиды, оставляя на правой стороне так называемое Ахиллесово ристалище.
56. Седьмая река – Герр вытекает из Борисфена в том месте, до которого течение Борисфена известно. Ответвляется она в этом месте, а название ее, общее с местностью, – Герр. Течет эта река к морю, образуя границу между землями кочевых и царских скифов, и потом впадает в Гипакирис.
57. Наконец, восьмая река – Танаис. Она течет сверху, беря начало из большого озера, и впадает в еще большее озеро под названием Меотида (оно отделяет царских скифов от савроматов). В Танаис впадает другая река, по имени Сиргис."

Описание довольно необычное. Река номер семь, Герр, вытекает из Днепра к востоку от Днепра и впадает в реку номер шесть, Гипакирис, которая западнее Герра (то есть течёт между Борисфеном и Герром, вытекая из озера?). Поскольку, по Гумилёву, уровень осадков в те времена в лесной зоне много превышал нынешний уровень, леса не были вырублены, водохранилища не были построены, гидрография 5 в. до н.э. должна была отличаться от современной: реки были длиннее (Сула до постройки Кременчугского водохранилища была на 52 км длиннее), болота и поймы рек были озёрами. Но даже это обстоятельство не позволило мне разобраться в геродотовском сплетении Борисфена, Гипакириса и Герра.

Идём с Геродотом дальше на восток:
"20. За рекой Герром идут так называемые царские владения. Живет там самое доблестное и наиболее многочисленное скифское племя. Эти скифы считают прочих скифов себе подвластными. Их область к югу простирается до Таврики, а на восток – до рва, выкопанного потомками слепых рабов, и до гавани у Меотийского озера по имени Кремны. Другие же части их владений граничат даже с Танаисом. Севернее этих царских скифов живут меланхлены – другое, не скифское племя. Севернее меланхленов , насколько мне известно, простирается болотистая и безлюдная страна."
"107. Все меланхлены носят черные одежды, отчего и происходит их название. Нравы у них скифские."

Таврика (Крым), действительно, находится к югу от Герра (таинственной совокупности рек), пока всё идёт гладко. Поскольку Геродот считает Скифию четырёхугольником (квадратом со стороной в 4000 стадий, то есть 740 км):
"101. Если принять Скифию за четырехугольник, две стороны которого вытянуты к морю, то линия, идущая внутрь страны, по длине и ширине будет совершенно одинакова с приморской линией. Ибо от устья Истра до Борисфена 10 дней пути, а от Борисфена до озера Меотиды еще 10 дней и затем от моря внутрь страны до меланхленов , живущих выше скифов, 20 дней пути. Дневной переход я принимаю в 200 стадий..."
- то южную границу меланхленов (которые НЕ скифы, но со скифскими нравами) надо искать где-то в районе 700 км от Чёрного моря (около 7 градусов широты к северу).

Если отсчитать 7 градусов к северу от Перекопа, получится широта Орла. Если полагать (хотя указаний на это нет), что западная и восточная границы области обитания меланхленов совпадают с таковыми для области обитания царских скифов, то получится, что меланхлены обитали на территории от западной границы Орловской области до Воронежа. (Что Геродот считал Танаисом, Дон или Северский Донец, – в этом эпизоде не важно, поскольку часть русла Северского Донца находится на долготе Воронежа и эта часть Северского Донца в равной степени, как и Дон, могла служить восточной границей расселения царских скифов.)
Фрагмент 20 сообщает нам о болотистой и безлюдной стране к северу от меланхленов. Таковая есть – это Мещёрская низменность, имеющая болотистое продолжение к югу, на Окско-Донской равнине:
"На юге, за Окой, Мещёру продолжает плоская и низкая Окско-Донская равнина (100—219 м). По низинам далеко на юг проникают болота и крупные лесные массивы, по облику нередко схожие с таёжными."

Область расселения меланхленов в первом приближении локализовали – это какая-то часть Средне-Русской возвышенности и часть Окско-Донской равнины. Меланхлены, подчёркивает Геродот – другое, не скифское племя. Идём за неопознанный пока Танаис:
"21. За рекой Танаисом – уже не скифские края, но первые земельные владения там принадлежат савроматам. Савроматы занимают полосу земли к северу, начиная от впадины Меотийского озера, на пятнадцать дней пути, где нет ни диких, ни саженых деревьев. Выше их обитают, владея вторым наделом, будины. Земля здесь покрыта густым лесом разной породы."

Пятнадцать дней пути – это 3000 стадий, по Геродоту, или 550 км, приблизительно, от Меотийского озера – Азовского моря. Опять попадаем к Воронежу. То есть к северу и востоку от Воронежа располагается область обитания геродотовских будинов, а к югу и востоку – савроматов. Густой лес – это, возможно, "крупные лесные массивы, по облику нередко схожие с таёжными," Окско-Донской равнины. Восточная граница Геродотом чётко не задана, можем считать, что она над восточной границей савроматов, а последняя виляет где-то между 45 и 50 меридианами, в окрестностях Волги.
Но это не всё о будинах.
"105. У невров обычаи скифские. За одно поколение до похода Дария им пришлось покинуть всю свою страну из за змей. Ибо не только их собственная земля произвела множество змей, но еще больше напало их из пустыни внутри страны. Поэтому то невры были вынуждены покинуть свою землю и поселиться среди будинов. Эти люди, по видимому, колдуны. Скифы и живущие среди них эллины, по крайней мере, утверждают, что каждый невр ежегодно на несколько дней обращается в волка, а затем снова принимает человеческий облик. Меня эти россказни, конечно, не могут убедить; тем не менее, так говорят и даже клятвенно утверждают это. "
"108. Будины – большое и многочисленное племя; у всех их светло голубые глаза и рыжие волосы. В их земле находится деревянный город под названием Гелон. Каждая сторона городской стены длиной в 30 стадий. Городская стена высокая и вся деревянная. Из дерева построены также дома и святилища. Ибо там есть святилища эллинских богов со статуями, алтарями и храмовыми зданиями из дерева, сооруженными по эллинскому образцу. Каждые три года будины справляют празднество в честь Диониса и приходят в вакхическое исступление. Жители Гелона издревле были эллинами. После изгнания из торговых поселений они осели среди будинов . Говорят они частью на скифском языке, а частично на эллинском. Однако у будинов другой язык, чем у гелонов, образ жизни их также иной.
109. Будины – коренные жители страны – кочевники. Это – единственная народность в этой стране, которая питается сосновыми шишками. Гелоны же, напротив, занимаются земледелием, садоводством и едят хлеб. По внешнему виду и цвету кожи они вовсе не похожи на будинов. Впрочем, эллины и будинов зовут гелонами, хотя и неправильно. Вся земля их покрыта густыми лесами разной породы. Среди лесной чащи находится огромное озеро, окруженное болотами и зарослями тростника. В этом озере ловят выдру, бобров и других зверей с четырехугольной мордой
(правильно: "толстомордых зверей" - Г.Т.). Мехом этих зверей будины оторачивают свои шубы, а яички бобров применяют как лечебное средство против болезней матки."

Если не сомневаться в сообщениях Геродота, то вышеописанное справедливо, если земля будинов располагалась не только севернее территории савроматов, но и дальше к западу до северных отрогов Карпат, куда к ним перебрались невры. То есть земля будинов простиралась и к северу от меланхленов, и между андрофагами и скифами-земледельцами. Некоторые историки полагают, что "змеи" – это метафора вражеского нашествия, но я думаю, что при заболачивании геродотовских "пустынь" вполне реальные змеи могли начать доставлять беспокойство жителям этих территорий: отчасти поэтому они и стали пустынными.
Протяжённость территории будинов подтверждается и последующими фрагментами – 108 и 109.
Племя будинов особо характеризуется как большое и многочисленное (многочисленными он называет ещё только царских скифов и фиссагетов). Территория, занимаемая племенем, должна быть большой, части Рязанской области для него явно не хватит. Это раз.
Эллины (если гелоны – это эллины) вряд ли бы стали перебираться так далеко от своих колоний – аж до Оки, логичнее считать, что они переселялись вверх по Борисфену до Герра (Десны), " до которого течение Борисфена известно". После этого эллины-гелоны могли заселять не заболоченные участки вдоль более северной части русла Днепра или Десны между скифами и андрофагами. Это два.
В Брянской области, на Благовещенской горе, археологи обнаружили остатки большого деревянного святилища, что доказывает наличие деревянного зодчества в этих местах и косвенно говорит в пользу возможности построения где-то там же города Гелон со стенами длиной в 5.5 км каждая. Брянская область – тоже между скифами и андрофагами. Это три.
В пойме Припяти и сейчас происходят разливы до 30 км в ширину. При более высоком среднегодовом уровне осадков Пинские болота могли быть огромным озером с болотами вокруг. В тех местах и сейчас охотятся на бобра и выдру, там растёт в изобилии тростник. Примечание 75 к переводу утверждает, что речь у Геродота идёт о лосях: так это или нет, но лоси на севере Украины и в Беларуси водятся. Пинские болота – как раз к северу от Карпат. Это четыре.
На всякий случай, по поводу этих болот привожу справку Википедии:
"Низинные болота - болота грунтового питания. В Белоруссии занимают 81,2 % пл. всех болот. Особенно много их в Брестской, Гродненской и Минской обл. Располагаются на плоских бессточных понижениях, встречаются на месте прежних озёр в бассейнах Припяти и Немана. ...Из древесных пород растут сосна, берёза, ольха, изредка ель; из кустарников — разные виды ив (часто ива пепельная), берёза низкая; из травянистых растений — таволга, вахта, сабельник, хвощ, папоротники, кипрей, вейник, тростник, полевица белая, овсяница красная, мятлик луговой, осоки, шиповые и сфагновые мхи. На сильно обводнённых болотах преобладают тростниковые, хвощовые, травяно-гипновые и осоково-гипновые ассоциации, на более проточных и менее обводнённых болотах — осоково-злаковые, черноольхово-кранивно-разнотравные."
"Пойма Припяти – место концентрации околоводных видов животных – бобра, ондатры, выдры, норки."
"В половодье и при дождевых паводках пойма Припяти затопляется, ширина разлива около Пинска достигает 30 км."
Основные характеристики земли будинов присутствуют, будем считать, что область обитания будинов мы определили.

"22. За будинами к северу сначала простирается пустыня на семь дней пути, а потом далее на восток живут фиссагеты – многочисленное и своеобразное племя. Живут они охотой. В тех же краях по соседству с ними обитают люди по имени иирки. Они также промышляют охотой и ловят зверя следующим образом. Охотники подстерегают добычу на деревьях (ведь по всей их стране густые леса). У каждого охотника наготове конь, приученный лежать на брюхе, чтобы меньше бросаться в глаза, и собака. Заметив зверя, охотник с дерева стреляет из лука, а затем вскакивает на коня и бросается в погоню, собака же бежит за ним. Над иирками к востоку живут другие скифские племена. Они освободились от ига царских скифов и заняли эту землю."

Семь дней пути к северу от будинов, что к северу от савроматов, – это 1400 стадий или 270 км. Отсчитав 3 градуса к северу от Окско-донской низменности, получим широту Нижнего Новгорода, Казани – вот где северная граница пустыни, что к северу от будинов. Эта граница совпадает с северной границей заболоченной Мещёрской низменности – свидетельство того, что и к этому моменту мы не допустили серьёзных ошибок.

Теперь наступает самая трудная часть распознавания – мы переходим к местам, наиболее удалённым от Скифии и, в силу этого, менее точно описываемым. По территории к востоку от будинов и савроматов текут Хопёр – приток Дона, Волга и несколько её притоков (Сура, Самара и др). Читаем ещё про земли фиссагетов:
"123. Пока путь персов шел через Скифию и Савроматию, они не могли опустошать местность, так как она была бесплодной. Проникнув в землю будинов , персы нашли там город, окруженный деревянной стеной. Будины бежали, город опустел и персы предали его огню. После этого персы продолжали следовать все дальше за отступающим противником, пока, пройдя через эту страну, не достигли пустыни. Пустыня эта совершенно необитаема, расположена она севернее страны будинов и тянется в длину на семь дней пути. Севернее этой пустыни живут фиссагеты . Из их земли текут четыре большие реки через область меотов и впадают в так называемое озеро Меотиду. Названия этих рек: Лик, Оар, Танаис и Сиргис."

Тут видна следующая трудность. Чтобы Танаис и Сиргис как Дон и Северский Донец, соответственно, текли в Меотиду из земли фиссагетов, последняя должна была простираться от широты Казани или выше того (ведь фиссагеты, согласно фрагменту 123 обитали и над пустыней, что к северу от будинов) почти до Азова – до места впадения Северского Донца в Дон. Тогда у савроматов у Азовского моря остается всего ничего – трудно в это поверить. А вот допустить, что территория фиссагетов захватывала на юге изгиб Дона и место впадения в него Хопра, я бы рискнул. Тем более, что и о фиссагетах Геродот пишет, как о многочисленном племени (см. фрагмент 22). Тогда Хопёр – это Сиргис, а Северский Донец будем считать, вслед за Птолемеем, тоже Танаисом (говорят, правда, что вкралась ошибка переписчика, и Сиргис – это Северский Донец, а река фиссагетов – Гиргис, но на этот счёт у меня данных нет).

Однако здесь уже мы на скользкой почве субъективных фантазий, и даже это нам не добавляет ещё две реки (Лик и Оар), которые текли бы из очерченной нами земли фиссагетов в Меотиду. Возможно, решение есть, но уж больно неочевидное. Так что о территориях фиссагетов и племён к востоку от них мы рассуждать детально не будем, тем более, что более восточные племена со Скифией общих границ не имели. Равно не будем примешивать гипотезы, требующие пересмотра объектов приложения названий Танаис, Меотида и т.п., хотя найденные созвучия интересны: Сиргис – Иргиз (приток Волги), Лик – Илек, Оар – Орь (притоки Урала).

У нас осталась не рассмотренной западная граница Скифии. Вот что об этих местах пишет Геродот.
"49. Эти притоки Истра берут начало в самой Скифии. Река же Марис течет из страны агафирсов и впадает в Истр...
99. Фракия дальше Скифии выдается вперед к морю. Скифия же начинается за Фракией в том месте, где море образует залив и где Истр впадает в море (устье Истра обращено на юго восток). Я сейчас опишу прибрежную полосу – собственно Скифии, начиная от Истра, для определения ее длины. Это – исконная Скифия, она начинается от устья Истра, обращена к югу и простирается до города, называемого Каркинитидой...
100. За таврами опять живут скифы, частично дальше на восток на морском побережье, а частью на западе Киммерийского Боспора и озера Меотиды до реки Танаиса, которая впадает в это озеро в самом дальнем его углу. Северные части Скифии, простирающиеся внутрь материка, вверх по Истру, граничат сначала с агафирсами , затем с неврами , потом с андрофагами и, наконец, с меланхленами.
104. Агафирсы – самое изнеженное племя. Они обычно носят золотые украшения и сообща сходятся с женщинами, чтобы всем быть братьями и как родные не завидовать и не враждовать между собой. В остальном их обычаи схожи с фракийскими.
"

Марис – это приток Тисы Марош. Тиса же впадает в Истр (Дунай). Область обитания агафирсов определяется довольно точно: это область к северу от места впадения Тисы в Дунай до Карпат, откуда берет начало Марош. А там – и до невров рукой подать.
Южнее низовий Дуная располагались известные и нам фракийцы.

Осталось проверить, мог ли Дарий, преследуя скифов по маршруту, описанному Геродотом, уложиться в 60 дней – срок, намеченный Дарием для возвращения к переправе на Истре, откуда он начал поход. Истр-земля сарматов-земля будинов-земля фиссагетов-земля меланхленов-земля андрофагов-земля невров-Истр – это, практически обход территории скифов по сопредельным территориям. Длину границ Скифии Геродот оценил в 4*740 ~ 3000 км, длина маршрута Дария должна быть не менее этой величины, поскольку поход на больше части своей протяженности происходил за пределами Скифии. Для ровного счёта положим общее пройденное расстояние равным 3600 км, что при двухмесячном походе даёт 60 км в день. Много, но не фантастически много для людей и коней, привыкших к походам. К тому же, Геродот пишет: "125. Дарий шел с войском весьма быстро...", – а когда Дарий запланировал уложиться меньше, чем в два месяца, он имел в виду сразиться со скифами на их территории и никак не мог предвидеть, что скифы выберут тактику длительного отступления и изматывания противника.

Интересно по данным двух античных историков отследить динамику переселений племени невров. Геродот пишет:
"125 ... Меланхлены же, андрофаги и невры не осмелились оказать сопротивление персам и скифам. Забыв о своих угрозах, они в страхе бежали все дальше на север в пустыню. Скифы же не пошли в страну агафирсов, так как те не желали их пропускать, а стали заманивать персов из страны невров в свою землю."
Через 8 веков после Геродота (в 4 в. н.э.) Аммиан Марцеллин пишет:
"40. Далее, вытекающий из гор нервиев Борисфен, многоводный от самых своих истоков и обогащающийся впадением многих рек, вливается в море бурливыми волнами..."

Невры в латинской транскрипции стали нервиями (известная метатеза "нейро, невро – нерво") и, действительно, сместились прилично на север: с севера Карпат, от истока Днестра – на Валдайскую возвышенность, к истоку Днепра. Если Марцеллин, конечно, пользовался надёжным источником информации в отношении невров. А сомнения вот откуда.

При прочтении текста Марцеллина чувствуется, что описания далёких племён, им сделанные, основаны не на непосредственно полученных данных, а на различных книжных источниках, искажающих реальное положение дел (взять хотя бы, что "Танаис вытекает из кавказских скал"). Так что его рассказам о далёких местах и народах слишком доверять нельзя, но одна ещё вещь меня заинтересовала, а именно – сведения об агафирсах, которые у Геродота отсутствовали:
"14. Из этих народов нервии занимают среднее положение и соседствуют с высокими крутыми горными хребтами, утесы которых, покрытые льдом, обвевают аквилоны. За ними живут видины и очень дикий народ гелоны, которые снимают кожу с убитых врагов и делают из нее себе одежды и боевые попоны для коней. С гелонами граничат агафирсы, которые красят тело и волосы в голубой цвет, простые люди – небольшими, кое-где рассеянными пятнами, а знатные – широкими, яркими и частыми..."

В высокие заснеженные горы на Валдайской возвышенности, откуда берёт начало Днепр-Борисфен, я, признаться, не верю. А вот про то, что агафирсы красили тело в голубой цвет, - верю. Кроме того, выше мы видели, что агафирсы, "изнеженное племя", любили украшать себя золотом. Такое же я читал о кельтах в других местах: и про раскрашивание тела, и про любовь к золотым украшениям. В принципе, и невры Геродота могли стать нервиями Цезаря, поскольку они, согласно Геродоту, близки скифам. Но интереснее, если они были вольками-тектосагами, или вильцами, или лютичами – таковым могло быть самоназвание племени невров, породившее легенду об их превращениях в волков.

Здесь уместно отметить, что, по большей части, Геродот называет не самоназвания племён, а их скифские названия, узнаваемые им от скифов и переведённые на греческий. Агафирс – "вождь тирсов" или "обломок тирса" (если буквально читать греческое слово, можно также вообразить, что это "вождь [(th)ireos] - тех, кто покинул страну"), невр – "тетива", андрофаг – "людоед", меланхлен – "одетый в чёрное". С другими этнонимами ещё сложнее.
Наиболее убедительная этимология этнонима "савроматы" предложена Ж. Дюмезилем, делящим его на "сав" - "черный" (осет. saw) и "рома" с показателем множественности "ти" (осет. tae). Компонент "рома" сопоставляется с др. инд. roma "волосы вообще; шуба", перс. rum(а) "волоски на лобковой области". Таким образом, этноним "савромат" означает "носящий черную шубу" и в точности повторяет название сарматского племени Saudaratai "носящие черное", а также этноним "меланхлены", встречающийся у Геродота [Dumezil 1978: 7]. Но я не исключаю, что самоназвание этого племени – "сарматы", и тут могут быть другие варианты толкования.
Греческая этимология этнонима "будины" у многих вызывает неприятие. Буквально на древнегреческом это слово является составным: "бык" + "вертеться" (или перен. "скитаться"), каковое сочетание Геродот облекает смыслом "кочевники" (см. фрагмент 109). А как кочевать с быками по лесной чаще? Есть разные мнения на этот счёт, опубликованные в сети, я предложу свой вариант.

У меня нет сомнений, что этнонимы, приводимые Геродотом, имеют разную природу.
Агафирсы, гелоны и скифы восходят к эллинскому варианту легенды о рождении скифского народа:
"8. Так сами скифы рассказывают о себе и о соседних с ними северных странах. Эллины же, что живут на Понте, передают иначе. Геракл, гоня быков Гериона, прибыл в эту тогда еще необитаемую страну (теперь ее занимают скифы). Герион же жил далеко от Понта, на острове в Океане у Гадир за Геракловыми Столпами (остров этот эллины зовут Эрифией). Океан, по утверждению эллинов, течет, начиная от восхода солнца, вокруг всей земли, но доказать этого они не могут. Оттуда то Геракл и прибыл в так называемую теперь страну скифов. Там его застали непогода и холод. Закутавшись в свиную шкуру, он заснул, а в это время его упряжные кони (он пустил их пастись) чудесным образом исчезли.
9. Пробудившись, Геракл исходил всю страну в поисках коней и, наконец, прибыл в землю по имени Гилея. Там в пещере он нашел некое существо смешанной природы – полудеву, полузмею. Верхняя часть туловища от ягодиц у нее была женской, а нижняя – змеиной. Увидев ее, Геракл с удивлением спросил, не видала ли она где нибудь его заблудившихся коней. В ответ женщина змея сказала, что кони у нее, но она не отдаст их, пока Геракл не вступит с ней в любовную связь. Тогда Геракл ради такой награды соединился с этой женщиной. Однако она медлила отдавать коней, желая как можно дольше удержать у себя Геракла, а он с удовольствием бы удалился с конями. Наконец женщина отдала коней со словами: “Коней этих, пришедших ко мне, я сохранила для тебя; ты отдал теперь за них выкуп. Ведь у меня трое сыновей от тебя. Скажи же, что мне с ними делать, когда они подрастут? Оставить ли их здесь (ведь я одна владею этой страной) или же отослать к тебе?”. Так она спрашивала. Геракл же ответил на это: “Когда увидишь, что сыновья возмужали, то лучше всего тебе поступить так: посмотри, кто из них сможет вот так натянуть мой лук и опоясаться этим поясом, как я тебе указываю, того оставь жить здесь. Того же, кто не выполнит моих указаний, отошли на чужбину. Если ты так поступишь, то и сама останешься довольна и выполнишь мое желание”.
10. С этими словами Геракл натянул один из своих луков (до тех пор ведь Геракл носил два лука). Затем, показав, как опоясываться, он передал лук и пояс (на конце застежки пояса висела золотая чаша) и уехал. Когда дети выросли, мать дала им имена. Одного назвала Агафирсом, другого Гелоном, а младшего Скифом. Затем, помня совет Геракла, она поступила, как велел Геракл. Двое сыновей – Агафирс и Гелон не могли справиться с задачей, и мать изгнала их из страны. Младшему же, Скифу, удалось выполнить задачу, и он остался в стране. От этого Скифа, сына Геракла, произошли все скифские цари. И в память о той золотой чаше еще и до сего дня скифы носят чаши на поясе (это только и сделала мать на благо Скифу).
"

Савроматы, как мы видели выше, могут быть "черношубыми" – словообразование на языке ираноариев. Но слово "савроматы" – это, похоже, греческое или скифское искажение самоназвания племени, которое по произношению ближе к "сарматы". Меланхлены – "черношубые", но на греческом.
Андрофаги и невры – чисто греческое описание "едящих человечину" и метафора "тетива", соответственно.
А вот этноним "иирки" греческого значения не имеет, он созвучен с гидронимами рек, находящихся в регионе предположительного обитания геродотовских иирков ("Иргиз" и "Угра"), этимология которых явно не греческая.
Уверенной этимологии этнонима "фиссагеты" я не нашёл. "Шерстяные геты" – а что это значит – наличие овцеводства у каких-то гетов, этимология которых точно неясна? Южнее фиссагетов, помнится, ещё и массагеты обитали, говорят, что это, возможно, "большие геты". Происхождение этнонимов, возможно, общее.

Перейдём к более подозрительным племенам.
Относительно гелонов есть мнение, что это предки галиндов-голяди – балтского племени. Ничего против не имею, тем более, что территория галиндских топонимов совпадает с вычисленной нами территорией будинов, на которую с юга пришли гелоны, по Геродоту. Поскольку балты - языковые потомки фракийцев (см. исследование "Древние балты и их соседи"), то гелоны могли в прошлом быть не эллинами (о чём пишет и Геродот), а фракийцами, мигрировавшими на север из-за перенаселённости Фракии (см. опять же у Геродота).

Моё мнение о будинах.
Этноним "будины", на древнегреческом - "скитающиеся быки"?, может быть признаком кочевого образа жизни (фатьяновцы в нем подозреваются, Геродот о кочевых будинах пишет прямо). Но может быть и самоназванием, созвучным подходящей греческой интерпретации (как и "сарматы-савроматы"). Значение слова чисто славянское – "живущие" (родственные слова: "буду", "будинок" – "дом", "жильё" по-украински, "будувати" - "строить").

Историк 6 века Иордан назвал племя, жившее во 2 в н.э. на левобережье Днепра на широте Припяти (те же земли будинов), спалами. Прокопий Кесарийский пытается вывести этимологию этого этнонима через "спорадичность" расселения этих племён, называя их "спорами". Но есть древний термин "пал", означающий "лесной пожар". Этот термин с необходимостью должен был возникнуть во времена подсечно-огневого земледелия – а поскольку племена этих мест освоили земледелие ещё в догеродотовские времена (см. ниже справку о Фатьяновской культуре), то и огонь в лесу должен был уже как-то называться, когда лес ПАЛили. Отсюда, возможно, и не понятный Иордану и Порфирию этноним "спалы".
Справка о подсечно-огневом земледелии:
"В лесу рубили деревья или подсекали их, подрезали кору, чтобы они высохли. Через год лес сжигали и производили посев прямо в золу. Такое поле давало хороший урожай первый год без обработки земли; потом требовалось рыхление участка ручными орудиями; через два — три года поле истощалось и его оставляли под перелог, пока не вырастал лес. В зоне вторичных лесов выжигали кустарник и даже болото, дёрн. Такая форма земледелия требует менять время от времени место поселения."
То есть будины – потомки фатьяновцев, они же, возможно, иордановские спалы, палящие леса – должны были кочевать в силу особенностей подсечно-огневого земледелия в лесной зоне. Связаны они с племенем спалеев сарматского круга племён или нет - сказать не могу.

В области обитания геродотовских будинов в средние века возникло много поселений с основой "буд" в названии. Одних только сёл и деревень с названием Будище сейчас известно 28 – и все находятся в лесной зоне в поясе от 50 до 55-го градуса северной широты. Наиболее западные пункты, название которых содержит ту же основу, – это Будеёвицы и Будапешт, они также находятся примерно в этих широтах (в пределах полтора градусов южнее). Будами долгое время назывались временные поселения, в которых жгли древесину с целью получения дёгтя и поташа.
Брокгауз и Эфрон пишут, что глупо привязывать достаточно поздние селения с корнем "буд" к достаточно древним будинам и предлагают следующее:
"Очень правдоподобно мнение, что имя будинов, собственно вудинов, есть не что иное, как то же имя вендов, первоначально как бы вендинов, вудинов."
А я думаю, что одно не противоречит другому: буда, будинок, wood, build, будины, вудины, видины (это от перемены бета на вита в греческом), буду ([będę] по-польски, [ę] - носовой звук), вендины, венды, вентичи, вятичи и эпоним этого племени Вятко, по Нестору, - скорее всего, родственны.

Оксфордская этимология тоже говорит о связи "строить" и "быть":
"build - late O.E. byldan "construct a house," verb form of bold "house," from P.Gmc. *buthlam (cf. O.Fris. bodel "building, house"), from PIE *bhu- "to dwell," from base *bheue- "to be, exist, grow" (see be) - здесь связь с русским "буду". Rare in O.E.; in M.E. it won out over more common O.E. timbran."
Была ещё у меня мысль, что название "дуб", этимология которого не очень ясна (Фасмер пишет, что в древности это слово могло означать "дерево вообще"), тоже связано с "буд" (и родственно "wood" – "дерево" как материал) перестановкой согласных ("метатезой"), которая часто встречается при словообразовании (например, "неврология" – "нервы", "лебедь" - "белый").

Основная мысль этого очерка: история по Геродоту - отнюдь не сборник фантазий, как это иногда подаётся историками, хотя она и содержит полумифические или неточно переданные данные. Это весьма ценный вспомогательный источник сведений о древних народах, и не стоит спешить с отрицанием геродотовских описаний в целом только потому, что они местами кажутся необычными.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments