George Telezhko (yurate1) wrote,
George Telezhko
yurate1

Categories:

Скандинавия и Крым - читая тезисы докладов

Однажды мне попались на глаза материалы конференции о связях Скандинавии и Крыма в начале нашей эры:
International conference «Inter ambo maria. Contacts Between Scandinavia and Crimea in the Roman Period» October, 21 – 25, 2010: Abstracts (Международная конференция «Inter ambo maria. Контакты между Скандинавией и Крымом в римское время» 21 – 25 октября 2010 г.: Тезисы докладов). – Симферополь, 2010.

Настолько интересными мне показались эти публикации, что я решил внимательно проанализировать их, результат предлагаю вашему вниманию.

Напомню, что ныне в археологических и исторических кругах принято убеждение, что германцы – исконные жители севера Европы, которых демографическая ситуация вынудила уйти с исторической родины на юго-запад, юг и юго-восток Европы.
Мне же в вышеупомянутых материалах бросились в глаза многочисленные свидетельства, хотя и не прямые, но, на мой взгляд, убедительные – свидетельства того, что германцы были пришельцами на севере Европы, который многим из них просто не подошёл, по ряду причин, для перехода к оседлой жизни.

Перехожу к цитатам и анализу. В цитатах сохраняю пунктуацию, хотя в ряде случаев расставил бы знаки препинания иначе.

"Внимание этого доклада будет сосредоточено на недавних исследованиях германских княжеских могил двух первых веков до н.э., которые характеризуются значительным скоплением богатых римских бронзовых и серебряных изделий. Так называемые "княжеские могилы" обнаружены на всём протяжении от римской границы в Словакии, в Германии и Польше, вплоть до юго-восточной Норвегии. Несмотря на большое расстояние, им свойственно единообразие обряда и символики. Помимо римских вещей, эти могилы характеризуются также незначительным количеством или отсутствием оружия, обрядом трупоположения... Несколько княжеских могил сооружено в ПЕРВЫХ ДЕСЯТИЛЕТИЯХ н.э. Они значительно отличаются от других преобладавших в то время кремаций и погребений с оружием... Германские рога для питья и керамика также указывают в направлении пьяных пиров, которые, как можно понять, были похожи на античный симпосий." (Ингар М. Гудерсен, Направления межрегиональных импульсов – германские княжеские могилы в раннем римском железном веке, пер. с англ. Н. Храпунова).

Мы помним, что первые контакты римлян с германцами состоялись в середине 1 в. до н.э. Это были галльские войны с Юлием Цезарем. Ясно, что при столкновениях с римлянами у германцев появлялись трофеи, о которых написано выше, в других статьях о связях Скандинавии и Крыма тоже преимущественно упоминаются клады с римскими вещами, обнаруженные на севере Европы. Это могли делать и коренные жители севера, промышляющие набегами на Рим. Но вот обряд захоронения заимствовать у южных противников германцы вряд ли бы стали. Но факт остаётся фактом: через полвека после первых упоминаний о германцах историками у германцев на севере Европы был принят обряд трупоположения без оружия, контрастирующий с "преобладающими в то время кремациями и погребениями с оружием".

Это первая косвенная улика германского вторжения на север Европы в конце прошлой эры. Идём дальше.

"Заметным исключением являются два интересных клада, недавно обнаруженные непрофессиональными археологами к северу от Кракова, на Малопольской возвышенности.
...Совершенно непонятно, при каких обстоятельствах украшения из описанных кладов попали в область к северу от Кракова, которую в позднеримское время населяли носители пшеворской культуры. Однако вполне понятно, что в конце фазы C3 и начале фазы D Малопольская возвышенность была своего рода убежищем – это предположение основано на находках ПШЕВОРСКИХ МОГИЛ С КРЕМАЦИЯМИ и материалах поселений, зачастую находившихся в пещерах.
Нагорье выполняло подобную функцию и на протяжении других периодов, например, в период упадка лужицкой культуры во время скифских набегов; об этом свидетельствует растущее число находок треугольных бронзовых наконечников стрел" (Александр Бурше, Новейшие свидетельства о горизонте "Данчены-Брангструп", пер. с англ. Н. Храпунова).

Здесь упоминается Лужицкая культура, носители которой жили на севере Европы почти тысячу лет и практиковали обычай кремации. Одной из её преемниц была Пшеворская культура, её носители, как мы видим, тоже кремировали покойных. Сначала набеги скифов заставили носителей Лужицкой культуры прятаться в пещерах Малопольской возвышенности, потом кто-то заставил жителей Пшеворской культуры прятаться там же! Кто? Косвенный довод в пользу того, что это были чужаки, которые ингумировали своих покойных – многовековой обычай захоронения у степняков. Кроме германцев, увозящих награбленное у римлян на север, этими чужаками быть просто некому. Совершенно понятно, как эти ценности попали к северу от Кракова, где жили пшеворцы. Пшеворцы их отбивали у германцев, я так думаю, вот и приходилось прятаться в пещерах.

По поводу кремации и ритуальных захоронений с погнутым оружием у носителей Пшеворской культуры привожу цитату и из статьи В. Седова, Происхождение и ранняя история славян:

"В урновых захоронениях, кроме урн, иногда имеются сосуды-приставки. Возможно, их ставили в захоронения с ритуальной пищей. В погребениях встречено довольно много различных бытовых предметов, украшений, оружия. В ряде случаев они повреждены огнем, а предметы вооружения нередко поломаны или согнуты согласно ритуалу.
В некоторых могильниках пшеворской культуры обнаружены единичные захоронения по обряду трупоположения. Скелеты лежат в овальных или неправильной формы ямах, изредка — в деревянных колодах. Положение и ориентировка умерших различны.
На территорию распространения пшеворской культуры, кроме того, заходят так называемые княжеские погребения. Часто это курганные погребения по обряду трупоположения. Они совершены в обширных прямоугольных ямах, обложенных камнем или деревянными стенками и перекрытых сверху настилом из бревен. Эти погребения выделяются богатством инвентаря, включающего римские импортные изделия. Вполне очевидно, что трупоположения, как рядовые, так и «княжеские», в пшеворской культуре составляют инородный элемент."

Вот: германские захоронения инородны по отношению к Пшеворской культуре. О Ясторфской и вовсе вспоминать не будем.

"В эпоху великого переселения народов очевидны две основные зоны концентрации находок толстостенных (в основном, конических и с выделенной ножкой) шлифованных и украшенных и украшенных пластической орнаментацией стеклянных сосудов: одна в Скандинавии, другая в черняховской культуре. Черняховские находки не могут быть датированы позднее конца IV – начала или первых десятилетий V вв. (до фазы D2/D3 по скандинавской шкале). Многие скандинавские находки относятся к середине или второй половине V в. (D2 по скандинавской шкале). Даже признавая возможность совершенствования хронологических систем и уточнение атрибуций, по-моему, асинхронность большинства находок двух указанных локальных массивов останется не преодолённой. Тогда встаёт вопрос, как её можно объяснить?" (Игорь Гавритухин, К изучению связей юга Восточной Европы и центральной части Северной Европы в поздний период римских влияний и эпоху Великого переселения народов).

Автор приводит два логичных объяснения движения товаров с юга на север, отмечая многочисленность подобного рода контактов, "а импульс в обратном направлении (например, изделия в Первом германском зверином стиле) ограничивался на юго-востоке восточногерманскими группировками, концентрировавшимися с середины V в. в Подунавье. Активные же контакты Скандинавии и юга Восточной Европы с середины V в. отсутствуют (вещи, которые можно привести в качестве примера, единичны и явно появились в Причерноморье опосредованно)." Опять с собой на юг ничего не берут переселенцы, а вот на север, якобы на покинутую родину, доставляют добычу и товары. "Наверное, для ряда восточноевропейских германцев связь с Западной Балтией оставалась актуальной; именно они – наиболее вероятные носители импульса, связанного с кругом поздней черняховской культуры, в Скандинавию" – таково одно из объяснений.

К германскому звериному стилю мы ещё вернёмся, а сейчас обсудим вот что.

"Сферические ажурные подвески, иногда именуемые "карманными микрокосмами", широко распространены в ПОЗДНЕСКИФСКОЙ культуре Крыма, а реже встречаются в САРМАТСКИХ погребениях Северного Кавказа и Прикубанья...
Итак, с самой западной территории обитания сарматов, из Восточной Венгрии мы располагаем всего двумя находками исследуемых подвесок-амулетов... В случае находки из Дебрецена интересно отметить, что подвеска была найдена вместе с характерными кольцами с шишечками, которые появились на Венгерской низменности после Маркоманнских войн, предположительно, с новой восточной волной. В этот же период сарматы впервые заняли Верхнее Потисье... Подвеска и кольца могли принадлежать одному из новых переселенцев.
... Третий обсуждаемый амулет был найден на территории весьма далёкой не только от Крыма, но и от Венгрии. Эта сферическая ажурная подвеска была обнаружена в знаменитой болотной находке Иллеруп... Каким образом этот позднескифский/сарматский предмет оказался у, вероятно, северогерманского воина? Или амулет попал в Скандинавию не непосредственно из Крыма (или со степной сарматской территории), а был перенесен сюда теми же людьми, соплеменники которых похоронили схожие подвески в погребениях Венгерской низменности?" (Эстер Иштванович, Валерия Кульчар, Из Крыма в Скандинавию через Венгерскую низменность: следы сармато-германских контактов на основании сферических подвесок-амулетов).

Вот, наконец, один автор предположил, что сарматы не ограничили свою экспансию Венгерской низменностью. Только назвал их обиняком: "теми же людьми, соплеменники которых похоронили схожие подвески в погребениях Венгерской низменности". Чтобы увидеть это, надо вспомнить слова, написанные чуть выше: "...сарматы впервые заняли Верхнее Потисье... Подвеска и кольца могли принадлежать одному из новых переселенцев". Даже и обсуждать ничего не надо, как оказалось. Идём дальше.

"Большую работу по изучению найденных в Крыму германских древностей позднеримского времени и эпохи Великого переселения народов проделал М.М. Казанский. Отдельно он изучил находки из юго-западного (лучше было бы сказать - предгорного) Крыма, Южного берега и с территории Боспорского царства. У него получилось, что в юго-западный Крым дважды проникали различные группы германцев. В середине — второй половине III в. н. э. это были носители вельбарских и, возможно, пшеворских элементов культуры, а в IV в. н. э. — черняховских."

Посмотрим, какие группы германцев проникали в Крым и когда.

"Южнобережные крымские могильники Ай-Тодор и Чатыр-Даг М.М. Казанский сравнил с некоторыми памятниками южной и средней Норвегии. Оказалось, что в Норвегии, так же как и на Южном берегу Крыма, были распространены трупосожжения в каменных ящиках или под каменными вымостками. Они сопровождались оружием, серпами, удилами, в том числе и ритуально поврежденными."

В отличие от германских княжеских могил без оружия и с трупоположениями, в южнобережных крымских могильниках, равно как и в норвежских – кремация и ритуально погнутое оружие. Читаем ещё.

"По мнению М.М. Казанского, германских вещей, датирующихся временем более ранним, чем IV в. н. э., на Боспоре нет. Таким образом, период морских походов готов на боспорских кораблях, описанный в письменных источниках, в археологических материалах отражения не нашел. Количество германских артефактов в течение IV в. н. э. нарастает. Готы проникли в число боспорских аристократов, а во второй половине IV в., возможно, захватили власть на Боспоре."

Вот оно как. Значит, М.М. Казанский считает первую группу германцев (носителей вельбарских и пшеворских традиций), пришедшую в III в. в Крым и кремировавших своих покойников, вовсе и не германской. А кто же они?

"Отдельную тему для исследования может составить небольшая серия вещей «круга эмалей», найденная в Крыму. Наиболее выразительная находка — это бронзовая ажурная плакетка из могильника Нейзац. Она представляет собой деталь нагрудного украшения, характерного для культуры балтов позднеримского времени...
Относительно того, как попали эти вещи в Крым, можно только догадываться. Возможно, некоторые изделия балтских или приднепровских мастеров принесли с собой германцы. Не исключено также, что среди германцев были отдельные представители балтских племен."

Теплее. Балты, как и славяне, практиковали кремацию покойных на стыке эр. Вообще, сколько мы ни смотрели, априорное принятие автохтонности северных германцев создаёт только одни проблемы. Вот вывод из последнего доклада:

"Приведено много примеров совпадения погребальных обрядов, зафиксированных при раскопках крымских некрополей, с одной стороны и могильников черняховской, вельбарской, пшеворской культур, а также расположенных в Скандинавии - с другой. Однако не меньше и отличий, а самое главное, ни один из крымских могильников не может быть, по совокупности признаков, отнесен к конкретной археологической культуре. В погребальном инвентаре крымских некрополей с кремациями сочетаются вещи германские, античные и сарматские. Такое положение дел не дало пока возможности убедительно отождествить население Крыма позднеримского времени с тем или иным германским племенем или племенами." (Игорь Храпунов, Северные варвары в Крыму: история исследования).

Вот как на ту же тему говорит ещё один участник конференции:

"Ряд исследователей считает, что имело место и прямое переселение в Южный Крым выходцев из южной Норвегии.
Основанием для этого являются особенности погребального обряда некоторых могильников с трупосожжениями — Харакс, Чатыр-Даг, Верхняя Ореанда, Партенит (Kazanski 1991a; Казанский 1997; Мыц и др. 2006). Возможно, причиной долгого сохранения традиционного обряда была заметная культурная инородность северных пришельцев в среде эллино-римского населения Таврики. Черняховские переселенцы-готы были более восприимчивы к местным обычаям — по погребальному обряду могильники типа Озерное-Инкерман практически не отличаются от многих сельских некрополей Крыма." (Борис Магомедов, Контакты населения Черняховской культуры со Скандинавией и Крымом).

Вот оно как было. Все "германцы" были упорными в сохранении обычаев предков, только готы взяли и всё бросили. Естественно же полагать, однако, что готы, потомственные степняки, всегда хоронили своих покойников не сжигая, по древним степным обычаям.

Если всё же перестать искать германцев во всех переселенцах в Крым, то можно увидеть:
- в первой волне переселенцев, в III в., по М.М. Казанскому, германцев не было - отсюда балтские изделия в некоторых захоронениях и почти поголовная кремация, не свойственная для жителей Крыма (об этом тоже говорили на конференции);
- во второй волне, волне IV в., были и германцы, что сказалось в нарастании количества германских вещей в захоронениях и в преобладании ингумации (трупоположения);
- в Крым в III – IV вв переселились носители многих североевропейских культур, при этом каждая из них (Пшеворская, Оксывская, Вельбаркская, Черняховская) имеет следы полиэтничности.

Ну и напоследок о германском зверином стиле.

"В результате раскопок на территории готской страны Дори выявлены красноречивые свидетельства контактов между Скандинавией и Крымом. С рубежа VI – VII вв. в ювелирных мастерских страны Дори изготовляли изделия, в декоре которых сочетались искаженные элементы I скандинавского звериного и дунайского гепидского стилей. Наиболее ярко элементы скандинавского I  звериного стиля представены в декоре пары бронзовых позолоченных фибул из Лучистого, из зачищенного в склепе 36 захоронения конца VI в. Форма головки и ножки этих фибул, а также такие элементы декора, как круги заполнение орнаментальных полей на дужке, сетчатый орнамент с завитками и зооморфные сюжеты на боковых сторонах ножки, представлены на многих скандинавских изделиях, объединенных Б. Салиным в группу I звериного стиля... Обычные для скандинавских вещей треугольные гнезда под чернь изготовитель публикуемых фибул только имитировал. Он также сильно исказил не понятый им зооморфный сюжет на дужке фибул...
Этот элемент декора типичен для гепидских и остроготских фибул VI в. из Подунавья." (Александр Айбабин, Элементы скандинавского звериного стиля на фибулах из Лучистого).

Сопоставим со справкой об истории "звериного стиля" в прикладном искусстве:

"Звериный стиль, условное наименование широко распространённого в древнем искусстве стиля, отличительной чертой которого было изображение отдельных животных, частей их тела, а также сложных композиций из нескольких животных. Возник у ряда народов в бронзовом веке, особое распространение получил в железном веке... Древнейшие образцы З. с. известны в ЕГИПТЕ и МЕСОПОТАМИИ в 3-м тыс. до. н. э., в Передней Азии, Индии и Китае — во 2-м тыс. до н. э. На территории СССР древнейшие образцы З. с. известны в Закавказье и на Северном Кавказе и относятся к 3-му тыс. до н. э. Во 2-м тыс. до н. э. З. с. появляется в Поволжье, Приуралье, Средней Азии и Южной Сибири. В НАИБОЛЕЕ РАЗВИТОМ виде З. с. выступает в СКИФО-САРМАТСКОМ искусстве Северного Причерноморья и в искусстве племён Южной Сибири 1-го тыс. до н. э. и первых веков н. э. Скифский З. с. сложился под влиянием искусства Ирана и Передней Азии, а в Причерноморье он испытал значительное влияние древнегреческого искусства. Для него характерны тонкое наблюдение природы, реалистическая передача форм животных и их движений, динамические композиции, изображающие борьбу зверей... В САРМАТСКОМ З. с. СХЕМАТИЗАЦИЯ и УСЛОВНЫЕ ЧЕРТЫ заметно УСИЛИЛИСЬ, изображения часто покрывались многочисленными цветными вставками. В 1-м тыс. н. э. З. с. постепенно утратил своё значение, особенно в связи с распространением христианского искусства на З. и мусульманского на В. Однако изображения животных продолжали фигурировать в средневековом прикладном искусстве различных народов (в частности, Западной и Восточной Европы)."

Что мы видим в этой справке?
Звериный стиль был создан южными народами. Расцвет звериного стиля был у скифов и племён Южной Сибири (в моих расследованиях – это предки англосаксов и скандинавов). Сарматы упрощали и схематизировали изображения зверей – об этом пишет и автор последней цитируемой статьи, только называет сарматов гепидами и остроготами. Такова, я думаю, природа Первого германского (и скандинавского I) звериного стиля – сарматская.

Получилось, что связи Скандинавии и Крыма в первой половине первого тысячелетия нашей эры состояли:
- в перемещении ценностей исключительно в северном направлении в ходе германо-сарматской экспансии, среди них и известные германские парадные копья с родовыми метками (тамгами) крымских сарматов, в т.ч. с тамгой царя крымских сарматов-аорсов Фарзоя, встречающиеся вплоть до Норвегии, включительно (аорсы на 8-й карте Птолемея, II век, размещены у Балтийского моря!);
- в переселении части коренного (не германского) населения севера Европы на юг, по-видимому, вследствие вытеснения германо-сарматскими племенами;
- в возврате части германских племён на юг, по-видимому, вследствие непривычных природных условий (море, лес, болота, холод, дожди), конкуренции друг с другом и коренным населением севера Европы.
Tags: археология, германцы, скандинавы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments